ele_na_61 (ele_na_61) wrote,
ele_na_61
ele_na_61

Category:

Д. Еньков. Конспект лекции "Ядерная нефть". " "Добыча нефти грозит радиацией".

            В январе прошлого года широко известный "сенсационный альтернативный историк, физик, экономист" Дмитрий Еньков и примкнувшее к нему движение «Глобальная волна» рассмотрели глубоко взволновавшую их тему о радиоактивности нефти. Докладчик и его соведущие не являются специалистами в геологии, радиологии и прочих естественных науках, но их свежий взгляд на некоторые проблемы современного мира создаёт парадоксальный взрыв мозга и прорыв к новым горизонтам понимания происходящего.
         Ссылка на видео
https://www.youtube.com/watch?v=yGeOn30fP4I

 
[Spoiler (click to open)]
            Предварительно наши исследователи долго вслух читали справочник по геологии и минералогии, чтобы доказать, что всё, что "хлещет с глубины литосферы", радиоактивно.
              (1.20.55 минута записи) И вот, ребята, вам очередная информационная бомба – оказывается, что нефть-то радиоактивная! Снова читают справочник, статья «радиоактивность минерального сырья» - «В результате выщелачивания в нефти образуются радионуклиды радия…При разработке месторождения … растворённые в воде радий и барий осаждаются в виде радиобарита…, который выпадает на поверхностях труб, арматуры, резервуаров» При этом содержание радия в нефти вырастает в 10 000 раз по сравнению с «безводной» нефтью (когда она мирно покоилась в своём пласте – ловушке). (1.30.00).
             Таким образом, всё, что выходит к нам глубины, оказывается радиоактивным – будь то твёрдое сырьё или жидкое. Я начинаю думать, а почему нам Кольскую скважину-то запретили добуривать? Во-первых, потому что через 3 километра она бы просто провалилась в дырку (пустое пространство), а во-вторых, там уровень радиации был бы как на Чернобыльской АЭС. Но это пока что только догадка.
            И вот попадается мне такая статья «Нефтяные радиационные аномалии».
          Статья полностью -
            «В настоящее время в связи с увеличением нефте- и газодобычи, развитием новых промыслов и необходимостью обеспечения экологической безопасности для предприятий нефтегазового комплекса все более актуальным становится решение проблемы обеспечения радиационной безопасности на объектах.
              Одной из составляющей этой проблемы, особенно для предприятий нефтедобычи, является обращение с металлическими отходами, загрязненными радиоактивными веществами (МОЗРВ). Эти отходы представляют собой образующиеся в результате ремонта, реконструкции и замене нефтяного оборудования трубопроводы (насосно-компрессорные трубы, гребенки), запорную арматуру и другое технологическое оборудование (насосы, буллиты, сборники, резервуары и др.), загрязненные радионуклидами естественного происхождения.
          Источниками радиоактивного загрязнения являются содержащиеся в земной коре и выносимые на поверхность в результате добычи нефти природные радионуклиды рядов U238 и Th232, а также К40 [Уровень радиоактивного загрязненности промыслового и технологического оборудования определяется, в первую очередь, изотопами Ra226 и Ra228, содержащимися в сопутствующих пластовых водах месторождений. Радиоактивные вещества накапливаются во внутренних полостях оборудования в форме солевых отложений, плотность которых лежит в пределах 3,0-3,9 г/см3. Основной составляющей данных отложений являются радиобариты Ba(Ra)SO4.
            При добыче, переработке и транспортировке нефти и газа в окружающую среду в том или ином виде поступают природные радионуклиды семейств (238)U и (232)Th, а также (4)К, которые осаждаются на внутренних поверхностях нефтегазопромыслового оборудования (насосно-компрессорных труб, резервуаров и др.), территории организаций и поверхностях рабочих помещений и т.д., концентрируясь в ряде случаев до уровней, при которых возможно повышенное облучение работников организаций и населения, а также рассеяние в среду обитания людей.
              На рабочих местах по технологическому процессу добычи и первичной переработки минерального органического сырья основными природными источниками облучения работников организаций НГК в производственных условиях могут быть:
промысловые воды, содержащие природные радионуклиды;
загрязненные природными радионуклидами территории (отдельные участки территорий) нефтегазодобывающих и перерабатывающих организаций;
- отложения солей с высоким содержанием природных радионуклидов на технологическом оборудовании, на территории организаций и поверхностях рабочих помещений;
- производственные отходы с повышенным содержанием природных радионуклидов;
- загрязненные природными радионуклидами транспортные средства и технологическое оборудование в местах их ремонта, очистки и временного хранения;
- технологические процессы, связанные с распылением воды с высоким содержанием природных радионуклидов;
- технологические участки, в которых имеются значительные эффективные площади испарений (открытые хранилища и поля испарений, места утечек продукта и технологических вод, резервуары и хранилища продукта и др.), и возможно интенсивное испарение отдельных фракций нефти, аэрация воды и т.п.
- технологические процессы, в результате которых в воздух рабочих помещений могут интенсивно поступать изотопы радона ((222)Rn и (220)Rn), а также образующиеся из них короткоживущие дочерние продукты (ДПР и ДПТ);
- производственная пыль с высоким содержанием природных радионуклидов в воздухе рабочей зоны;
- в некоторых случаях источником внешнего облучения могут оказаться и используемые баллоны со сжиженным газом (при высоких концентрациях радона в газе источниками гамма-излучения являются дочерние продукты радона - (214)Pb и (214)Bi
Максимальные значения мощности дозы гамма-излучения составили: криогенное оборудование, возвратные помпы – 2985 мкР/час, донные помпы для откачки жидкостей из башен – 220 мкР/час, компрессоры – 490 мкР/час, осушитель – 529 мкР/час, продуктовые башни и колонны – 395 мкР/час, колонны, скрубберы, сепараторы – 701 мкР/час, приборы технологического контроля – 695 мкР/час.
Радиометрическое обследование технологического оборудования товарных парков и установок подготовки нефти АО «Татнефть» показало, что до 30 % оборудования (отстойники, буллиты, другие резервуары различного объема) загрязнено радиоактивными осадками. Максимальная мощность дозы гамма-излучения на наружной поверхности составляет 5000-6000 мкР/час [7].
По данным ОАО «Роснефть – Ставропольнефтегаз», полученным в результате по состоянию на 1998 г. находилось около 500 тонн металлического оборудования (трубы, патрубки, задвижки, арматура и т.п.), на внутренних поверхностях которых имеются солевые отложения, содержащие естественные радионуклиды Th232, Ra226, Ra228, K40. Удельная активность отложений определяется, главным образом, содержанием Ra226 и находится в пределах 20-230 Бк/г. В этих пределах находятся и значения удельной активности отложений в трубах по Ra226и Ra228, составляющие, соответственно, 115 Бк/г и 82 Бк/г, приведенные в работе [7]. Мощность дозы гамма-излучения на поверхности оборудования составляет от 25 мкР/час до 2500 мкР/час, в основном – 500 мкР/час. Количество солевых отложений варьируется в зависимости от вида оборудования. Например, в трубе диаметром 2 дюйма и длиной 10-12 м содержится около 4 кг солевых отложений.
              Аналогичный состав загрязнения имеют МОЗРВ в виде труб, стеллажей, насосов, электродвигателей и пр., накопленные и складированные на участке капитального ремонта скважин предприятия ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» (г. Калининград). Мощность дозы гамма-излучения согласно протокола испытаний, проведенных лабораторией радиационной безопасности и контроля Управления «Пермьнефтегаз» ООО «ЛУКОЙЛ-Пермьнефтегаз», составляет на расстоянии 0,1 м от поверхности оборудования до 1230 мкР/час. Применительно к газопромысловому и газопромышленному оборудованию, которое можно рассматривать в качестве МОЗРВ, имеются лишь отдельные публикации. Упоминается о наличии в могильнике одного из газовых месторождений бурового оборудования в виде насосно-компрессорных труб длиной около 2 км, мощность дозы гамма-излучения на поверхности которых достигает величины 5000 мкР/час.
               Таким образом, несмотря на отсутствие исчерпывающих данных об объемах МОЗРВ на объектах нефтегазового комплекса, можно утверждать, что реально практически на каждом производственном объекте этой отрасли имеется определенный объем МОЗРВ в виде демонтированного по различным причинам (выработка ресурса, загрязнение, выход из строя и пр.) оборудования. Фактический объем МОЗРВ зависит, прежде всего, от срока эксплуатации и от принятых на объекте организационно-технических мероприятий по обращению с такого рода отходами.»
http://brodjagnik.livejournal.com/179240.html

         (1.44.30) … Читают новую статью «Добыча нефти грозит радиацией» -    http://live-energo.ru/articles/11674
        Статья полностью -
          «Пока во всем мире разгораются споры вокруг атомной энергетики, обсуждаются уроки Фукусимы, – мало кто так горячо акцентирует внимание на радиационной безопасности в нефтегазовой отрасли. Вот что любопытно: если после Чернобыля атомщики уделяют внимание безопасности проектируемых станций и строят пункты захоронения для радиоактивных отходов, то энергетики нефтегазового сектора не борются с радиацией уже 20 лет. Научные эксперты утверждают, что в России эти вопросы формально никто не курирует. Так, вопросами экологии озабочены лишь несколько нефтегазовых компаний, которые делают это на добровольных началах.
         Еще в мае этого года Сергей Бояркин, директор программ по капитальному строительству "Росатом", не без гордости сообщил о том, что после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году, российские нормативы безопасности по строительству атомных станций стали самые жесткими в мире. В госкорпорации гарантируют невозможность выхода радиоактивных элементов из герметичной оболочки над ядерным реактором.
           Директор программ строительства «Росатома» рассказал, что на АЭС стал использоваться принцип глубокоэшелонированной защиты– комплексная система устройств защиты, последовательно резервирующих друг друга, за счет чего обеспечивается безопасность станции. Главное, чем характеризуется эта система - надежное управление последствиями тяжелых аварий. Российские проектировщики из «Росатома» продумывают даже такие сценарии, по которым могут отказать все системы безопасности. По мнению Сергея Бояркина, это именно то, чего нет у многих стран, в особенности в Японии (это доказала авария на Фукусимской АЭС).
Российское ноу- хау в атомной отрасли - устройство локализации расплава (ловушка расплава).УЛР позволяет исключить в случае возможной тяжелой аварии опасное воздействие расплавленного топлива и не дает ему возможности выйти за пределы корпуса «ловушки» и попасть в окружающую среду. Это последняя гарантия безопасности станции для окружающей среды в случае, если все многочисленные системы безопасности вдруг не сработают. Ловушку расплава разработали российские проектировщики и конструкторы в 2004 году. «Ловушки» уже опробованы на Тяньваньской АЭС в Китае и на строительстве Ленинградской АЭС-2. Стоимость УЛР сопоставима со стоимостью реактора($5-12 млрд).
Нефтегазовая отрасль страшнее атомной энергетики
       Если в атомной отрасли нам обещают защищать от радиации, то в промышленности ситуация куда более серьезная. Известно, что только 5% радиоактивных отходов, которые поступают в пункт захоронения - отходы от атомной энергетики. 95% - отходы промышленности, расходные материалы лечебных учреждений: рентгеновские снимки, препараты и.т.д. Если атомщики строят пункты захоронения радиоактивных отходов, то специалисты нефтегазовой отрасли не могут решить этот же вопрос в своей производственной работе вот уже порядка 20 лет. Об этом в мае на Петербургском Форуме по промышленной безопасности рассказал Владимир Москаленко, ведущий специалист по радиационной безопасности Группы компаний «Городской Центр Экспертиз».
             Всем известно, что при нефте- и газодобыче в окружающую среду поступают радиоактивные элементы. Так, весь ТЭК производит несколько сотен тысяч тонн отходов ежегодно. Владимир Москаленко привел в пример ОАО «Татнефть», которая приносит в окружающую среду 3-5 тыс. тонн отходов ежегодно. В газовой отрасли эта цифра доходит до 10 тыс. тонн в год.
Другая важная проблема – бесхозное складирование труб, вышедших из эксплуатации. Все оборудование складируются на открытых площадках, тем самым загрязняя окружающую среду радиационным фоном. По словам Владимира Москаленко, радиоктивные отходы нефтегазовой отрасли в 10 раз выше, чем от атомной энергетики. А радиационный фон складируемых труб в 150-200 раз выше естественного.
               Владимир Москаленко удивил всех присутствующих тем, что у Министерства энергетики РФ, которое должно отвечать за все проблемы в энергетической отрасли в стране, нет формальных обязанностей по обеспечению безопасности от радиации. Таких же обязанностей нет и у Ростехнадзора. Существуют методические пособия, рекомендации по безопасности, но нет органа, который бы все это контролировал. То есть получается, что с конца прошлого века (как только в России начали наращивать нефте- и газодобычу), никто не занимался вопросом радиационной безопасности. По словам господина Москаленко, сейчас это происходит лишь на местах. В качестве положительного примера Владимир Москаленко привел опыт ОАО «Саратовнефтегаз» (НК «РуссНефть»). Специалисты саратовской нефтегазовой компании не так давно начали строить специальные пункты захоронения для производственных отходов. Но это единичные случаи, происходящие на добровольных началах.
                В целом, по словам господина Москаленко, ситуация такова, что коммерческие структуры скрывают информацию о радиационной безопасности и не пускают на свой объект научных экспертов. Работа нефтегазовых компаний на шельфовых участках еще более закрытая. Владимир Москаленко отметил, что на шельф, где имеется серьезная угроза для экологии, специалистов научных центров точно не пустят.
              «300 лет надо ждать, пока произойдет окончательный распад радиоактивных элементов. Что ж, подождем», - заключил господин Москаленко.»

            Д. Е. - В этой статье употреблены слова из моего любимого НЛП. Это когда вам говорят: «Надо понимать…всем известно». В этой статье фраза «Всем известно, что при нефте и газодобыче в окружающую среду поступают радиоактивные элементы». Ещё раз повторяю – никому это не было известно!
           Какие мы можем сделать выводы. Во-первых, мы подтвердили, что внутри Земли работает некий генератор, который работает на принципе термоядерного. Все углеводороды образуются из водорода, который, по теории Ларина, просто хлещет из Земли и он (водород) является продуктом выработки этого генератора… Т.е. Земля, естественно, сделана искусственно. Внутрь помещён этот генератор, который естественно фонит при своей работе, а нас с вами от него отделяет эта оболочка в 33 километра (литосфера), нижняя часть которой офигительно естественно заражена. Там где мы живём, создали дополнительную оболочку из гранитов, под океанами гранитов не тратили, там только базальтовый слой. И всё, что поднимается с глубины (магматические породы, нефть, газ), обладает повышенным фоном радиации. Так что мы сегодня открыли, что нефть является источником радиации.
            … Существует бесструктурное управление обществом. И то, что сейчас происходит с нефтью, тоже является элементами такого управления – нефть дешевеет (якобы). Нам как бы намекают – давайте, сворачивайте добычу углеводородов. А причина, почему надо её сворачивать, в том, что ВОДА УХОДИТ! Сами посмотрите по своим регионам – кто живёт у водохранилищ, видят, что они не заполняются уже два года. В СМИ об этом почему-то не рассказывают! В Байкале уровень воды достиг критической минимальной отметки. Водорода стало не хватать для того, чтобы мы с вами тут выживали. Поэтому нам сейчас бесструктурно говорят – ребята, тормозните с нефтью, вода уходит. Прямо не говорят. Воздействуют ценами, статьями о радиоактивности нефти, взрывы чернобылей устраивают, аварию Фукусимы, аварию в Мексиканском заливе. Т.е. вас заставляют бесструктурным способом испугаться, сократить добычу нефти. Но не совсем. Потому что-то не пересаживают вас на электромобили. Т.е. углеводороды жечь надо, но не в таких объёмах иначе вы сами останетесь без воды и «наш проект дипломный не сработает, двойку нам поставят». (1.56.29)  (под дипломным проектом имеется в виду  - наша планета, наша цивилизация, человечество).
             …Кстати, 5-я планета нашей СС как раз и рванула (по моей версии), что некому было откачивать водород. (2.24.50) А нас с вами заставляют откачивать, чтобы Земля не рванула….

            Ярослав Старухин (лидер движения «Глобальная волна») заканчивает эту лекцию словами – лозунгом - Повышение уровня грамотности и знаний каждого землянина – это и есть приложение своих собственных усилий в национально-освободительное движение вне зависимости от страны проживания!


          Ещё статьи по теме радиоактивности нефти –
1. «Почему нефть радиоактивна?

Ильмир Шакиров http://www.proza.ru/2016/01/23/2300

2. Нефтедобыча и уровень радиации - http://www.sunhome.ru/journal/123853
                Статья полностью -
             «Хозяйственная деятельность человека - в частности, добыча полезных ископаемых - может существенно повысить уровень радиации. По мнению немецких экспертов, эту опасность нельзя недооценивать.
             Радиоактивность вездесуща: любая местность характеризуется определенным естественным радиационным фоном. Как правило, его уровень невелик и не представляет опасности для здоровья, однако в зонах геологических разломов концентрация такого, скажем, радиоактивного элемента как радон может во много раз превышать среднестатистическое значения. Мало того, что на долю радионуклидов радона приходится более половины всей той дозы облучения, которую в среднем получает организм человека от природных и техногенных радионуклидов окружающей среды, а радон является после курения вторым по значению фактором, вызывающим рак легких.
            Рукотворная опасность многолика
          К сожалению, и человек своей хозяйственной деятельностью нередко повышает уровень радиации, пусть и невольно - например, в процессе добычи нефти и газа. При этом радионуклиды, содержащиеся в глубинных водах и горных породах, извлекаются в качестве сопутствующих субстанций на поверхность земли. Собственно говоря, то, что отложения на стенках нефтегазового промыслового оборудования содержат радионуклиды, известно уже с 70-х годов прошлого века. Повышенная концентрация радионуклидов характерна и для продуктов фильтрации тяжелой нефти и разделения газа, накапливающихся в фильтрах, сепараторах и отстойниках. Впрочем, радиоактивные субстанции попадают из недр земли на поверхность не только в процессе нефте- и газодобычи, - говорит физик Харальд Тилен (Harald Thielen), глава отдела по защите населения от облучения Немецкого общества по надзору за безопасностью промышленного оборудования и атомных реакторов в Кельне.
Он объясняет: "Радиоактивные отходы у нас образуются повсеместно. Например, в процессе добычи природной минеральной воды. И даже просто питьевой воды из артезианских скважин". А также - добавим - при добыче угля и руды, при металлообработке, очистке дымовых газов и геотермии.
            В Германии за год набирается, в общей сложности, примерно 100 тысяч тонн таких отходов, при этом доля нефте- и газодобычи колеблется от 0,1 до 0,5 процента, то есть от ста до пятисот тонн. С 2001 года на эти отходы распространяется действие нормативных документов о защите населения от радиации. Если их радиоактивность составляет более одного беккереля на грамм, то есть если в грамме отходов происходит более одного радиоактивного распада в секунду, то они могут быть утилизированы лишь с соблюдением ряда мер безопасности.
            "Но это не предельно допустимая норма, а просто величина, которая должна заставить насторожиться надзорные инстанции, - поясняет профессор медицинской радиобиологии Вольфганг-Ульрих Мюллер (Wolfgang-Ulrich Müller) из университетской клиники Эссена. - То есть тут нет тех строгих предписаний, которые действуют в отношении отходов с более высоким уровнем радиоактивности и предусматривают их захоронение только в специальных могильниках".
           Куда девать нефтяные шламы?
           В зависимости от степени радиоактивности отходов, образующихся в процессе нефте- и газодобычи, их либо отправляют на обычные подземные свалки, либо сначала покрывают слоем специального геополимера, образующего нечто вроде бетонной оболочки. Кроме того, радиоактивные шламы и отходы буровых растворов можно под высоким давлением закачивать обратно в скважины. Наименее дальновидная практика - оставлять отходы в отвалах или свозить их на пустыри. Профессор Мюллер говорит: "В США это, похоже, стало серьезной проблемой. Там очень долго не придавали этому вопросу никакого значения и сваливали отходы куда попало. И в России это очень серьезная проблема. Там есть территории, на которых уровень радиации, вызванной нефтяным шламом, выше, чем после наземных испытаний ядерного оружия".
           В Германии проблема с утилизацией нефтяных шламов возникает лишь тогда, когда их используют в качестве сырья для получения ценных химикатов. Так, из шламов, образующихся при добыче нефти в Нижней Саксонии, одна эссенская фирма задумала извлекать ртуть. "Вся эта масса сильно нагревается, ртуть испаряется, потом конденсируется, а оставшийся порошковидный концентрат оказывается вдруг гораздо более радиоактивным, чем прежде, - рассказывает профессор Мюллер. - Так что пришлось задуматься о безопасности персонала". В конце концов, фирма отказалась от планов извлечения ртути из шлама и отправила его обратно в Нижнюю Саксонию.
           Как быть с отложениями на промысловом оборудовании?
          Отложения на стенках нефтегазового промыслового оборудования в принципе более радиоактивны, чем шламы. Эта проблема известна - и, в целом, решена, - считает Джон Роуат (John H. Rowat), эксперт Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в области защиты от облучения и безопасности отходов: "Всего 20-30 лет назад металлические трубы и прочие конструкции с радиоактивными отложениями нередко попадали в переплавку. На заводах то и дело срабатывали сигналы радиационной тревоги. Теперь все нефтедобывающие компании регулярно прогоняют сквозь свои промышленные установки очистной поршень. Элементы, подлежащие замене, подвергают дезактивации. Отложения пакуют в бочки и передают фирмам, специализирующимся на утилизации такого рода отходов в зависимости от степени их радиоактивности. Бывает, что отходы приходится отправлять на захоронение в могильники. Правда, речь идет об очень небольших количествах".
           В целом же, как ни крути, получается, что нефте- и газодобыча создает угрозу здоровью населения, - признает профессор Мюллер: "В Германии эта проблема стоит не очень остро, потому что здесь объемы добычи невелики. Но другим странам - например, Англии, - следовало бы задуматься, как быть дальше".
Тем более что отходы нефте- и газодобычи содержат, помимо радионуклидов, еще и ядовитые тяжелые металлы - кадмий, свинец, цинк или ту же ртуть. Так что серьезность проблемы нельзя недооценивать.»

3. Здесь – грамотная статья, в которой хорошо объясняется, что не сама нефть радиоактивна (иначе бы и бензин, и все нефтеперерабатывающие заводы были бы «заражены»), а существуют иные естественные пути загрязнения нефти и газа радионуклидами земного происхождения - http://chemanalytica.com/book/novyy_spravochnik_khimika_i_tekhnologa/11_radioaktivnye_veshchestva_vrednye_veshchestva_gigienicheskie_normativy/5156


              Итак, проблема обозначена. И что же нам делать в этой ситуации?!!


Tags: Еньков. Радиоактивность при добыче нефти
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments